«Была такая страсть, что даже тренироваться не мог»: силач Кирилл Шимко о спорте и холостяцкой жизни для проекта «Завидные свободные»

Завидный жених, завидная невеста… Осознанный выбор или вынужденный простой? Что скрывается за этим статусом? Почему так много людей остаются одни, не хотят создавать семьи или тянут с этим? А может, они вот-вот собираются пройтись под марш Мендельсона? Каких партнеров они ждут?

Эти и другие вопросы Берта задает самым завидным свободным людям нашего города в одноименном авторском проекте «Завидные свободные». Да и не просто задает, а примеряет на них образы невест и женихов в «Свадебной галерее». Может, какая-нибудь пара и совпадет?

В руках этого мужчины не только тают женщины, но и гнутся сковородки, подковы, гаечные ключи, а самые большие гвозди сами собой вяжутся в сердечки. Кирилл Шимко — белорусский стронгмен и пауэрлифтер, дважды рекордсмен Книги рекордов Гиннесса, один из самых сильных людей Беларуси. Поезд, два самолета, два танка, БелАЗ, башенный кран — это далеко не полный перечень того, что Кирилл смог сдвинуть с места при помощи только своей природной силы. Что уж тут говорить о женских сердцах? В прошлом году белорусский силач официально объявил о разводе, снова обретя статус завидного жениха. О мужской силе и женской сексуальности — в новом интервью проекта «Завидные свободные».

— С чего началось твое увлечение силовым спортом? Ты всегда был такой комплекции или, может, раньше был худым и хилым, и доставалось от одноклассников?

— Я никогда не был хилым, но мне всегда хотелось быть сильным, очень сильным. Каждому мальчику хочется быть сильным, чтобы как-то проявить себя. Нормальное желание для мужчины. Мне и сейчас тоже хочется быть сильным…

— А побыть холеным метросексуалом и пойти, к примеру, маникюр сделать, не хочется?

— Сделать маникюр, в моем понимании, это нормально и не является чем-то из ряда вон выходящим для брутального мужчины. Однако мир вокруг так сильно влияет на людей, что, делая какой-то выбор, как нам кажется, наш собственный, а на самом деле — навязанный СМИ и соцсетями. К примеру, я сегодня в рваных джинсах. Но не потому что мне они очень нравятся, а потому что это модно, и в магазине были только такие моего размера.

Вот мне непонятно какое-то произведение искусства, и я не стесняюсь задать вопрос и спросить, к примеру, что изображено на картине? На нее смотришь, а там вообще ничего не ясно, каракули какие-то или хаотично разбрызганные капли краски. Существует такое искусство, где непонятно, что это вообще? А все ходят и делают вид будто они понимают, восхищаются, и ценник висит приличный за это «искусство».

— Черный квадрат Малевича, к примеру? В чем, по-твоему, суть?

— Я к этому и подвожу. Все говорят — шедевр. Шедевр этой картины в том, что Малевич гениальный продавец, которому удалось убедить мир в том, чего на самом деле не существует! Так как искусство по определению — отображение действительности в художественном образе творца. Какая же тут действительность? Лично я не вижу такой действительности, зато массы людей начнут со мной спорить. Итог-то какой? Итог в том, что если мы с вами нарисуем квадрат, то, к сожалению не продадим его, а вот Малевич продал его только своей фамилией, и с этим уже не поспоришь.

— Есть такое выражение, что критикой любого творчества может быть только другое творчество. Хочешь раскритиковать писателя? Пойди лучше сам попробуй написать книгу!..

— Я не с точки зрения критики, я с точки зрения навязывания (продажи, если хотите). Считаю, что неправильно навязывание непонятного людям искусства, как чего-то очень высокого и интеллектуального. Как и мода на рваные джинсы, например…

— А какой у тебя размер одежды? Легко ли подобрать? Или только рваные джинсы и остается покупать?

— Я стараюсь шить одежду индивидуально, но вообще у меня ХХL размер. Но все равно это какие-то усредненные параметры, и все шьется под какой-то стандарт, а у меня нестандартная фигура. К примеру, рубашки: то рукава короткие, то длина не подходит.

— Кирилл, а как пришла идея двигать вот эти все большие вещи? Как так получилось? Утром проснулся и подумал: «А передвину-ка я сегодня танк»? Или что у тебя было первое?

— Первый был самолет. «Боинг 737». Потом — поезд, потом — снова самолет. Ил-76. В общем, пошло-поехало. Я видел, что такие вещи очень впечатляют людей, и СМИ сами меня провоцировали вопросами: «Что собираетесь дальше сдвинуть Кирилл?». Таким образом все, что было можно, и сдвинул. (Смеется)

 

— Это когда огромные колеса переворачивают? Это из Америки пришло?

— Да-да, но идея, скорее, пришла из Финляндии, а американцы уже подхватили. С начала 70-х годов это зрелищное шоу стало очень популярным. Мне это показалось интересным, и я начал этим заниматься, чтобы хоть как то привлечь к этому внимание в своей стране.

— А у вас есть какая-то секция или организация имени Кирилла Шимко?

— Пока секции нет, но есть фестиваль «Шимко собирает друзей»… В прошлом году это было большое событие на три дня на Ислочи. Собралось более 3000 человек. Всем безумно понравилось. Там было очень много всего, это и фудкорты с множеством разной приготовленной на открытом огне еды, и выставка ретро-машин, и уникальный автобус- дискотека. Построили аэродром, с которого взлетали самолеты, вертолет, аэропланы и аэростат. И официальный трибьют ACDC выступал у нас.

А также полевые бани были, проходили соревнования в различных видах спорта — и все это без алкоголя. Идея мероприятия в том, чтобы собрать друзей, близких, людей, которые мной интересуются, и объединить их идеей спорта и здорового образа жизни. А еще, чтобы дать возможность пообщаться в реальной жизни, а не в Интернете. А то в последнее время люди собираются вместе по трем поводам: свадьба, день рождения и проводить в последний путь…

В этом году все будет еще более масштабно. Министерство спорта и туризма поддержало эту идею и включает фестиваль «SHIMKO собирает друзей» в календарь городских событий. В этот раз мы хотим собрать у нас на фестивале другие страны с презентацией их культуры, традиций и кухни. Будут и самолеты, и вертолеты, и на воздушном шаре можно будет подняться, и палаточный лагерь, и спортивные забавы, и много чего еще…

— Удалось ли монетизировать проект?

— Мы не ставили цель на этом заработать! Делали этот праздник для друзей, друзей друзей и просто тех, кто хотел познакомиться с этой тусовкой и привнести что-то от себя. Конечно, мы нашли партнеров, которые смогли помочь это организовать, иначе без них ничего не получилось бы однозначно.

Мы не делаем обычный праздник с пивом и шоу, у нас совершенно иной формат: к нам приходят семьи с детьми. Людям интересно проявить себя, построить фигуру из подручных материалов, поучаствовать в обустройстве полевой бани, а также принять участие в соревновании по поеданию разной еды. (Смеется)

— А что ты сам больше всего любишь из еды?

— Мясо, конечно!

— Есть ли у тебя какая-то особая диета? Определённое количество калорий в сутки?

— Особой какой-то диеты не придерживаюсь, однако контролирую углеводы, сладкое. И стараюсь получать больше белка животного происхождения.

Я же не бодибилдер! Но осознанно подхожу к питанию и контролирую то, что я ем. В первую очередь, ради здоровья… Любой человек должен подконтрольно к этому делу подходить. Полнота — это не только про эстетику, это и про патологии и болезни…

— Со всех сторон положительный мужчина! А какие же тебе нравятся девушки?

— Сексуальные.

— А сексуальная — это какая? Маленькая или уух, типа меня?

— Очень трудно ответить на это вопрос. Что такое красота? Есть ли прибор, определяющий красоту? Но именно этим занимаются конкурсы красоты, придумывая стандарты.

Мне трудно как-то обрисовать красивую для меня девушку. Для меня важна сексуальность, притягательность. Вопрос «хочется или не хочется», если простым языком.

— Ну вот говорят: «мой типаж», у тебя такое есть?

— Да нет такого! Не могу сказать, что мне нравятся только блондинки или брюнетки. И блондинки классные, и брюнетки, и рыжие (Смеется). Девушки оценивают ум, другие качества. Мужчина в этом плане более примитивный: видит глазами, нюхает…

— Как неандертальцы…

— Совершенно верно, да. Совокупность всех визуальных и обонятельных качеств трудно вывести на уровень осознания: вес, рост, возраст, цвет волос… Главное, чтобы тянуло.

Особенно в наше время, когда культивируется жить порознь.

— Да ладно? Кто это такое культивирует?

— Современная культура, ценности людей изменились. Со статистикой мы не можем спорить: смотрю на своих знакомых — на пальцах одной руки можно пересчитать крепкие семьи, остальные порасходились. А откуда это идет? Всевозможные передачи, фильмы, социальные сети опять же…

— На твою семью это тоже повлияло?

— Это влияет на всех. Не помню, чтобы 15−20 назад по телевизору показывали программы вроде «За стеклом»… Где строят семьи и ругаются, или как ее там?

— Дом-2?

— Да, мы смотрим проекцию на жизнь: поведение других людей, как они ругаются, и это все отражается на нас… Так и Интернет, и СМИ, и соцсети, и общественное мнение влияют на нас и на нашу жизнь. Да что говорить, у людей глобально изменились ценности. И чтобы произошел какой-то качественный переход, должно что-то случиться, например война. У людей происходит переоценка ценностей, когда у них ничего не остается…

Продолжение интервью:  lady.tut.by

Фотограф: Арина Чернышева

Образ Кирилла: мультибрендовый салон «Свадебная галерея» (рубашка — Eliz, бабочка — Feelfree)